Мифы о налоговых гаванях и двуличие борцов с оффшорами

Несмотря на обоснованность некоторых опасений сторонников деоффшоризации, многие их аргументы при более внимательном изучении оказываются лишь искусственными фантомами.

  •  «Налоговые гавани используются только для отмывания денег»

Приобретенная в последние десятилетия популярность — не только повод для оффшоров «почивать на лаврах» успеха и благополучия. В некотором роде это еще и их «крест», накладывающий ряд обязательств на правительства низконалоговых и безналоговых юрисдикций: чтобы сохранить свою репутацию (и привлечь новых инвесторов) они должны быть предельно осторожными и действовать исключительно с учетом требований закона.

  • «Из-за деятельности оффшоров и вывода капиталов за рубеж увеличиваются налоговые ставки в «оншорных» юрисдикциях»

Как свидетельствует практика и подтверждают аналитики, налоговая конкуренция (в том числе и создаваемая оффшорами) вынуждает политиков как раз снижать налоговое бремя на бизнес, потребительский сектор и домашнее хозяйство.

  •  «Оффшоры ущемляют права других государств»

Пристальный взгляд на налоговую и бизнес-политику крупных государств. объявивших войну налоговым гаваням, «притесняющим» их права, выявляет немалую долю их лицемерия в этом вопросе – ведь такие «борцы за равенство» (США и страны ОЭСР) и сами привлекают иностранных инвесторов, предоставляя налоговые льготы или облегченные налоговые режимы – то есть действуют, по сути, так же, как и оффшоры, с которыми они соперничают.

  •  «Оффшоры замедляют экономический рост высоконалоговых стран»

Заявления о негативном влиянии налоговых гаваней на экономику опираются в основном на «твёрдую убеждённость» в этом самих «заявителей». А вот данных о положительном воздействии налоговой конкуренции (и, соответственно, низких ставок налога) на производство, бизнес и экономический рост предостаточно: создаются рабочие места, активизируются международные финансовые потоки, оптимизируется размещение капитала, оптимизируется система налогообложения и повышается уровень жизни людей.

  •  «Оффшорная компания — инструмент для коррупции».

Нет смысла отрицать, что обвинения безналоговых (низконалоговых) юрисдикций в содействии нелегальным действиям возникли небезосновательно. Однако это вовсе не означает, что «тёмное» прошлое предпринимателей с негативной репутацией должно накладывать свой отпечаток на настоящее и будущее остальных оффшорных компаний. К тому же, легальность деятельности и её суть зависит не от места регистрации бизнеса, а от целей, которые ставит перед собой его собственник (то есть, ничего не мешает использовать в коррупционных целях любую компанию, даже не имеющую отношения к оффшорной деятельности).

Читать далее

Рубрика: Оффшоры в эпоху контроля | Метки: , , , | Добавить комментарий

Причины современной мировой борьбы с офшорами

Основные аргументы борцов с налоговыми гаванями затрагивают несколько сфер, в которых, по убеждениям сторонников «безоффшорности» мирового бизнеса, их интересы нарушаются следующим образом:

 а) «Экономическая угроза»:

  • низкие налоги в офшорных юрисдикциях подрывают налоговую базу (а вместе с тем, и экономику) стран, резидентами которых являются пользователи подобных услуг;
  • деятельность налоговых гаваней провоцирует отток капитала из национальных экономик и, как результат — снижение в них инвестиционной активности;
  • оффшорные юрисдикции способствуют поддержке теневой экономики и легализации доходов, полученных преступным путем («отмыванию денег») – эта причина борьбы за «обезоффшоривание» мирового бизнеса в большинстве случаев озвучивается как основная .

 б) «Финансирование терроризма»:

непрозрачность оффшорного бизнеса рассматривается как «ширма», прикрывающая деятельность по бесконтрольному финансированию преступных организаций, в том числе и террористических.

 в) «Моральная недопустимость»:

в восприятии обывателей оффшоры – находящееся в руках богачей средство и причина социального расслоения населения и роста уровня бедности; тонкая и неопределенная грань между налоговой оптимизацией и уклонением от уплаты налогов (законной и незаконной деятельностью) в глазах «общественности» делает сомнительными любые методы работы налоговых гаваней.

 г) «Дестабилизация глобальной финансовой системы»:

недостаточное регулирование финансовых операций (имеется ввиду, конечно, недостаток контроля со стороны государственных и международных органов и структур) называют причиной возрастания неуправляемых потоков «горячих денег», дестабилизирующих мировую финансовую систему.

Читать далее

Рубрика: Оффшоры в эпоху контроля | Метки: , , , | Добавить комментарий

Будущее оффшорного бизнеса в обществе тотального контроля

— Причины, по которым оффшоры могут не выжить
— Причины, по которым у оффшоров есть будущее
  • Причины, по которым оффшоры могут не выжить:

— санкции международных организаций и отдельных стран

— соглашения о взаимном обмене налоговой информацией

— законодательные меры в отношении налоговых гаваней

— активная пропаганда «добровольного соблюдения» антиоффшорных правил

Подробнее об этих причинах:

С учетом нынешней политической и экономической ситуации – когда правительства стран (даже мировых лидеров) нуждаются в дополнительном финансировании для урегулирования посткризисных проблем, а терпение налогоплательщиков на пределе из-за постоянно возрастающих налогов и политики вечной экономии, — установление повсеместного и тотального контроля над оффшорами кажется высоконалоговым юрисдикциям тем «спасательным кругом», который позволит залатать все дыры в бюджетах и заполучить необходимые источники пополнения казны.

Если еще в начале 2000-х декларации международных организаций о борьбе с «отмыванием денег» и «уклонением от уплаты налогов» звучали чаще как профилактические страшилки (хотя определенные шаги в этом направлении всё же делались), то за последние несколько лет война с оффшорами перешла к стадии открытого противостояния, а методы ее проведения превратились в довольно жёсткие и неприятные инструменты.

Так, озвученная «Большой двадцаткой» в сентябре 2013 года декларация — план действий по этому же вопросу — наметила конкретные направления и шаги, которые планирует предпринять международное сообщество для предотвращения размывания налоговой базы и вывода капиталов за рубеж:

  • внедрение принципа сбора налогов у источника доходов;
  • установления обязательств транснациональных корпораций отчитываться перед налоговыми органами о суммах и местах выплаты налогов;
  • разработка механизмов, не допускающих злоупотребления соглашениями об избежании двойного налогообложения;
  • изменение статуса постоянного представительства (всё с той же целью — недопущения размывания капиталов);
  • изменения в области трансфертного ценообразования;
  • полный отказ от акций на предъявителя, а также номинальных держателей и номинальных директоров;
  • установление обязательств для компаний раскрывать информацию о бенефициарах, а для регуляторов – контролировать этот процесс и применять при необходимости санкции;
  • наладить автоматический обмен информацией между налоговыми ведомствами стран по всему миру;
  • внедрить систему «единых центральных регистраторов», содержащую данные о бенефициарах (по примеру уже существующих – к примеру, GIIN (Global Intermediary Identification Number) в США).

Правительства недовольных стран явно торопятся — уже в марте 2014 года ОЭСР представила для обсуждения предложения относительно инициированного ранее плана действия.

Еще большего распространения и «популяризации» следует ожидать от американских соглашений по FATCA.

От оффшоров уже практически не скрывают намерения контролировать и ограничивать их деятельность. «Неугодных» ожидает, вероятнее всего, распространённый в Штатах подход автоматического обложения операций с низконалоговыми странами повышенными налогами-штрафами.

Как следствие – очень вероятно, что ускорится трансформация прежних схем оптимизации налогообложения и движение налоговых гаваней в страны, репутация которых не «испорчена» оффшорным статусом и принадлежностью к «чёрным спискам».

Политика Европы и США грозит государствам, существующим в основном за счет финансовой деятельности оффшорных компаний, полным развалом их экономики. Крупные корпорации, которым изменения и переходы с финансовой точки зрения, мягко говоря, невыгодны, будут (вполне возможно) и дальше затягивать процесс деофшоризации. Однако здесь не следует забывать о двух факторах, которые действуют на руку борцам с оффшорами:

  • нерешительность властей в этой борьбе может вызвать массовое недовольство граждан, на которых сейчас повешено основное налоговое бремя;
  • поспособствует ускорению «военных действий» и непростая экономическая ситуация в большинстве стран (в государствах Европы рецессия в последнее время стала хронической).

Современная оффшорная банковская модель обречена на трансформацию — уже сейчас немало банков отказываются открывать анонимные счета и готовы предоставлять информацию правоохранительным органам по их запросам.

Через некоторое время налоговые гавани, сохранившиеся в их сегодняшнем виде, могут оказаться в финансовой изоляции, и дальнейшее осуществление бизнес-деятельности с их помощью окажется невозможным. Единственным выходом для инвесторов станет смена финансовых стратегий (репатриация капиталов, смена страны проживания, разработка новых схем оптимизации налогообложения и пр.).

  • Причины, по которым у оффшоров есть будущее:

—       законное использование оффшоров

—       деятельность «налоговых посредников»

—       трудности с установлением бенефициарных собственников

—       перспективы законодательства о банковской тайне

—       экономическая целесообразность

Основные причины выбора оффшорных юрисдикций – налоговая и юридическая оптимизация, защита активов, анонимность финансовой деятельности (к примеру, для соблюдения семейной и коммерческой тайны). Перечисленные ценности уже сами по себе являются самодостаточной причиной, по которой оффшоры «обречены» иметь будущее. Но если попытаться разложить всё по полочкам – можно сгруппировать их в несколько основных категорий:

  •  Законное использование оффшоров

Низконалоговые юрисдикции привлекательны для многих сфер международного бизнеса (причем совершенно легального). Особую популярность они завоевали у компаний, управляющих портфельными инвестициями (в частности, страховые компании, хедж-фонды, паевые фонды).

  •  Деятельность «налоговых посредников»

Активность налоговых посредников (по определению ОЭСР — это юридические и бухгалтерские фирмы, другие налоговые консультанты и финансовые учреждения), подтверждает постоянную востребованность их услуг – а значит, и востребованность налоговых гаваней – независимо от попыток международных организаций и отдельных государств всячески ограничить их деятельность.

  •  Трудности с установлением бенефициарных собственников

Несмотря на грандиозные планы борцов с оффшорами и предлагаемые ими сложные схемы установления выгодополучателей, идентифицировать эти связи довольно непросто (особенно в случае, когда они и их консультанты подходят к вопросу защиты активов и налогового планирования с должной серьёзностью).

  • Перспективы законодательства о банковской тайне

Планы по внесению изменений в законодательство о банковской тайне и регулированию деятельности финансовых центров выглядят достаточно угрожающе — однако не следует забывать и о том, что все эти поправки требуют предварительного согласования на международном уровне и – более того – имплементации во внутреннее законодательство стран (а это подразумевает длительную процедуру одобрения и принятия соответствующих законов национальными парламентами).

  •  Экономическая целесообразность

Если взглянуть на проблему оправданности существования оффшоров максимально широко, нельзя не задаться вопросом о том, почему без оффшоров сегодня не обходится ни одна международная корпорация. Вряд ли единственная цель таких компаний (среди который немало и публичных) – просто сэкономить на налогах и обмануть государственные контрольные ведомства. Для них низконалоговые юрисдикции – это прежде всего гибкость и скорость в принятии решений и выборе правового регулирования, что является огромным преимуществом в современном бизнесе. К тому же, оффшоры продвигают товары и услуги, создают рабочие места, стимулируют инвестирование, частично снижая некоторые риски.

Читать далее

Рубрика: Оффшоры в эпоху контроля | Метки: , , , | Добавить комментарий

Хроника «тихой» войны с оффшорами

В своей извечной борьбе с налоговыми гаванями большие государства двигаются в двух основных направлениях:

  • реформирование внутреннего законодательства этих стран с целью усложнить возможность взаимодействия между их гражданами (компаниями) и оффшорными юрисдикциями;
  • участие в инициативах международных организаций, направленных на изменение налогового законодательства оффшорных юрисдикций (для этого используются различные методы, предлоги и способы.

Способы вытеснения оффшоров с мирового рынка:

— новации законодательства

— требования о прозрачности и эффект «чёрных списков»

— экономическое давление на оффшоры

— альтернативные/неофициальные методы

Новации законодательства

Некоторые оффшорные юрисдикции уступили перед натиском международного сообщества и существенно изменили внутреннее законодательство в отдельных областях:

  • Отмена/вытеснение акций на предъявителя

В ряде стран (к примеру, Багамы, Маврикий, остров Мэн) власти или полностью отменили акции на предъявителя, или, не исключая их из оборота, приняли законодательные меры, нивелирующие все преимущества таких ценных бумаг (в частности, обязательство вести реестры и раскрывать информацию о бенефициарах).

Такие меры, позволив налоговым гаваням «обелить» себя в глазах общества, подорвали их репутацию надежных деловых партнеров и серьёзных участников рынка финансовых услуг.

Другие государства (Британские Виргинские острова, Сейшельские острова, Белиз), пойдя навстречу требованиям о реформах, провели их более осознанно, постепенно и с гораздо меньшей степенью изменений. Но даже при этой «мягкости» законодательных новаций государства были исключены из «чёрных списков» ОЭСР и ФАТФ.

  •  Введение оффшорного due diligence

На сегодня практически все оффшорные юрисдикции на законодательном уровне утвердили параметры и правила хранения и сбора информации о бенефициарах, обязательные для профессиональных посредников в оффшорном бизнесе (зарегистрированных агентов, банков, трастов и др.) Цель таких процедур (due diligence) — «отсеять» наиболее недобросовестных выгодополучателей, скрывающих информацию о себе и своей деятельности.

  •  Введение банковского due diligence

Второй способ (и этап) «отфильтровывания» ненадежных бенефициаров – осуществление процедуры due diligence на стадии открытия клиенту банковского счета и проведения операций по нему (принцип «know your client» и другие подходы, основанные на рекомендациях FATF и имплементированные в националные законодательства стран). Среди основных методов этого подхода – не только прекращение сотрудничества с клиентом, но и возможность раскрытия банком информации о бенефициарах государственным органам.

  •  Дискриминации банками клиентов, зарегистрированных в оффшорных юрисдикциях

Этот метод влияния – скорее, исключение, чем правило, однако и такие случаи могут встречаться на практике. В некоторых государствах банки могут отказывать в обслуживании клиентам из оффшорных юрисдикций (Сейшелы, Багамы и др.) или ставить дополнительные условия для открытия счетов и осуществления операций.

  •  Закон о налоговом соответствии зарубежных счетов США (FATCA)

В соответствии с принятым в 2010 году законом финансовые организации других государств, заключившие соглашения с налоговым ведомством США (банки, брокеры, инвестфонды, страховщики) должны выступать налоговыми агентами американских налогоплательщиков и раскрывать сведения об их счетах за пределами США. За несоблюдение этого грозит уплата 30%-ного налога с любых операций, проходящих через США, а также закрытие счетов.

  •  Дополнительные меры:

— проведение налоговых амнистий (США, Италия, Великобритания);

— утверждение на законодательном уровне правил против финансовых злоупотреблений (General Anti-Avoidance Rules (GAAR));

— введение так называемого налога на финансовые трансакции (вопрос рассматривается странами ЕС).

  •  Требования о прозрачности и эффект «чёрных списков»

Публикация так называемых «черных», «серых» и «белых» списков стала серьёзным инструментом давления на оффшоры. Несмотря на то, что «списки» международных организаций (ОЭСР, МВФ и FATF) имеют только рекомендательный и информационный характер (в отличие от внутригосударственных перечней оффшорных юрисдикций), их требования о соблюдении утверждённых стандартов прозрачности существенно влияют на внутреннюю политику налоговых гаваней.

 Подобные перечни не являются постоянными и неизменными, их периодически обновляют (соответственно стараниям и успехам налоговых гаваней в достижении поставленных перед ними целей и соблюдении стандартов прозрачности). Так, в 2014 году FATF разделила страны списка на три группы:

  •  государства с наибольшим уровнем риска, не сотрудничающие с ФАТФ, против которых применяются ответные меры по борьбе с отмыванием средств и финансированием террористической деятельности (на сегодня это Иран и Северная Корея);
  • страны с высоким уровнем риска, против которых, однако, меры не применяются (Алжир, Эквадор, Эфиопия, Индонезия, Мьянма, Пакистан , Сирия, Турция, Йемен);
  • страны, готовые к сотрудничеству, но не имеющие реальных возможностей для взаимодействия с FATF (из-за недостаточной развитости финансовой и контролирующей инфраструктуры) (Албания, Ангола, Куба, Ирак, Судан, и др.)

Последняя редакция списков ОЭСР «обвиняет» в несоответствии стандартам прозрачности и обмена информацией четыре государства (Кипр, Люксембург, Британские Виргинские острова и Сейшельские острова). Законодательная база еще 14-ти государств (в том числе и Швейцарии), по оценкам Глобального форума ОЭСР, имеет существенные недостатки.

Неформальное название такого подхода и эффекта от его применения — «метод кнута и пряника»:

—       создаются перечни «неугодных» стран, создающих нежелательную и «нечестную» налоговую конкуренцию развитым экономикам (факт попадания в список сам по себе уже подрывает репутацию таких юрисдикций и мешает свободному ведению бизнеса);

—       странам, попавших в списки, ставятся условия, достижение которых «вознаграждается» исключением из перечня «нежелательных».

  • Экономическое влияние на налоговые гавани

И слишком жёсткие положения об обмене информацией, имплементированные в национальное законодательство, и отказ от соблюдения установленных стандартов с попаданием в пресловутые «списки» могут повлиять на активность предпринимателей в низконалоговых юрисдикциях. Невыгодные для бизнеса условия вынуждают его представителей искать подходящую налоговую среду на других заморских территориях, что грозит экономике оффшоров грядущим разрушением, а населению – массовой безработицей и снижением уровня жизни.

Кстати, при таком исходе те же G20, ОЭСР и МВФ вынуждены будут рассматривать вопрос о предоставлении финансовой помощи странам, спад экономической активности в которых они сами же и спровоцировали.

  •  Можно назвать и некоторые альтернативные (при этом не всегда официальные) меры, к которым прибегают сторонники деофшоризации. Среди таких, к примеру — административное давление контрольных органов на иностранные банки — с целью заставить их раскрывать информацию о клиентах (пример: США — Швейцария) и покупка властями «серых» дисков с информацией об «уклонистах» (прецедент был, например, в Германии).

Читать далее

Рубрика: Оффшоры в эпоху контроля | Метки: , , , | Добавить комментарий

Перспективы антиоффшорной борьбы и будущее налоговых гаваней

Новый (и  рекордно активный) виток деофшоризации в мире был спровоцирован глобальным финансовым кризисом 2008 года – когда на второй план перед необходимостью решить насущные финансовые вопросы отступили такие ценности, как банковская тайна, свобода предпринимательства и защита частной собственности.

 Кампания, развёрнутая против налоговых гаваней, не была бескровной и поставила крест на деятельности не одного предприятия. Но в то же время,  целенаправленного и системного отсечения неугодных структур не наблюдалось  — преимущественно «борьбой» оказывался выборочный террор по принципу «стреляли из пушки по воробьям». Можно предполагать, что меры воздействия не были продуманы до конца. А возможно, массовая атака просто не была выгодна самим «борцам» — ведь за все годы антиоффшорных войн их  уже не единожды уличали в лицемерии.

Быть может, как раз поэтому для профессиональных финансистов и консультантов вся эта борьба оборачивается только разработкой и усовершенствованием новых схем, а для из клиентов — повышением расходов на ведение офшорного бизнеса.

Вряд ли будет преувеличением утверждать, что оффшоры – одна из основ существования и функционирования мировой финансовой системы, и в их деятельности (и процветании) заинтересованы как мировой бизнес, так и правительства множества государств мира – причём по обе стороны «баррикад».

Основная причина, по которым оффшоры должны выжить под общемировым натиском «контролёров» — для их деятельности существует большое количество законных оснований, а для их использования — множество экономически обоснованных причин и преимуществ (причём как для граждан и бизнеса, так и для государственных структур и международных сообществ).

Читать далее

Рубрика: Оффшоры в эпоху контроля | Метки: , , , | Добавить комментарий

Оффшоры в эпоху контроля: шансы на выживание

Взгляд на оффшоры — поворот на 180 градусов 

— Отношение к налоговым гаваням до «объявления войны»

— Оффшоры в немилости: реалии сегодняшней ситуации

  • Отношение к налоговым гаваням до «объявления войны»

 В средствах массовой информации то и дело мелькают заголовки, убеждающие нас в том, что по вине налоговых гаваней в отсталых странах голодают дети, мир захлёбывается в волнах очередного экономического кризиса, а работникам бюджетных структур замораживают зарплаты – в то время как на Мальдивах и Багамах загорают сомнительной репутации предприниматели, швыряясь «отмытыми» через оффшоры пачками банкнот.

Война с низконалоговыми юрисдикциями развернулась широко и активно. Правда, ведется она довольно странно и непоследовательно.

Оффшорные схемы – далеко не порождение современной эпохи. Если подробнее изучить историю развития мирового бизнеса, то подобные механизмы можно отыскать, к примеру, еще во времена древних Афин (когда купцы, избегая уплаты пошлин, введенных властями полиса, специально вывозили товары за его пределы – на территории с низкими или нулевыми сборами).

С такой же целью в XV веке английские купцы возили шерсть на продажу во Фландрию (сейчас это земли Бельгии, Нидерландов и Франции), так как торговля в Англии из-за множества налогов и ограничений была для них крайне невыгодной.

В США уже с XVIII века торговцы вели «бизнес» через страны Латинской Америки – в обход введённого Англией импортного налога.

Первые — «классические» офшорные зоны (более приближённые к современным) появились в 30-х гг. XX в. — в Панаме, Люксембурге и на Нидерландских Антильских островах.

Появлению и развитию оффшоров способствовали не только жёсткие режимы высоконалоговых юрисдикций и желание торговцев получить более крупные барыши — существенную роль в этом процессе сыграло также совершенствование мировых финансовых рынков и средств электрической и электронной связи, либерализация налогового, валютного и финансового законодательства, сделавшие возможными перемещение больших объемов капитала и информации между странами.

После Второй мировой войны начался новый виток истории оффшоров. Получив независимость, многие малые и малоразвитые государства потребовали для своего развития увеличения инвестиций в экономику. Привлекать финансы бывшие колонии начали путём создания льготных условий для бизнеса – отмены налогов и отчётности. Примерно в этот же период впервые появился и сам термин «оффшор» — так стали называть финансовую организацию, которая «ушла» от государственного контроля благодаря смене места регистрации (а заодно — и экономико-налогового климата).

Прототипом налоговой гавани в ее нынешнем понимании стала Швейцария. Для привлечения иностранных инвесторов в стране были разработаны институты банковской тайны, созданы центры обмена валюты. Позднее и некоторые другие государства, за неимением природных средств для развития, стали экспериментировать с законодательством, регулирующим бизнес-деятельность, постепенно превращая оффшорную деятельность в основу своего финансового благополучия.

  • Оффшоры в немилости: реалии сегодняшней ситуации

К 90-м годам мировые державы «опомнились» и, завидев в лице расплодившихся повсюду оффшоров угрозу своему процветанию, начали борьбу с ними. Через международные и межправительственные организации стали продвигаться теоретические разработки об экономической и социальной сути (а скорее – «опасности») оффшоров, а также посыпались практические предложения о методах устранения «вредоносной» налоговой конкуренции и «необоснованно привилегированных» налоговых режимов.

Стартовавшее в это время организованное давление на оффшорные юрисдикции осуществлялось сразу по нескольким направлениям (определённым ОЭСР как ключевые факторы для выявления налоговых гаваней) – и касалось государств, в которых:

  • отсутствовали налоги либо существовали только номинальные налоги для бизнеса;
  • не существовало эффективного обмена информацией;
  • деятельность компаний не была прозрачной;
  • отсутствовали какие-либо вообще требования о реальности деятельности компаний.

Свои «40 рекомендаций» по борьбе с отмыванием денег, в последствии несколько раз пересмотренных, представила и FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег), дополняя их впоследствии обновляющимися редакциями так называемых “чёрных списков” (перечней юрисдикций, упорно продолжающих реализовывать бизнес стратегии, идущие вразрез с идеалами, провозглашёнными ОЭСР и FATF).

Однако ни у правительств мировых стран-лидеров, ни у рабочих органов международных организаций попросту не хватало человеческих ресурсов для того, чтобы проанализировать и отследить огромное количество сделок, осуществляемых ежедневно через сеть оффшоров. Поэтому и сам оффшорный бизнес в результате подобных «гонений» не исчез, а лишь трансформировался и усложнился, перейдя в новое для себя качество: «умерли» только откровенно примитивные схемы, и там, где раньше вполне достаточно было одной компании, теперь регистрировались сразу несколько; усложнились методы и способы осуществления операций.

Более того — эволюция оффшорного мира, «запущенная» распространившейся борьбой с «отмыванием средств», породила новые явления в сфере оптимизации налогообложения – на свет появились и стали приобретать всё большую популярность мидшоры – страны, предлагающие условия для ведения бизнеса, схожие с оффшорными, но по уровню репутации (а также экономического развития, гибкости налоговой системы, инфраструктуры, количеству налоговых соглашений об избежании двойного налогообложения) приближающиеся или равные «авторитетным» оншорным юрисдикциям (наиболее популярные среди мидшоров – Гонконг, Сингапур, Мальта, Кипр, Люксембург).

Читать далее

Рубрика: Оффшоры в эпоху контроля | Метки: , , , | Добавить комментарий

Платить или не платить?

Если мы признаём общественный строй ценностью, нам не остаётся ничего иного, кроме как соблюдать установленные для его членов правила поведения. Это – один из моральных постулатов: не обманывать государство. Но ведь в контексте налогового планирования и оптимизации об обмане речь и не идёт.

Налоговое планирование (минимизация, оптимизация налогообложения) – то есть, выбор альтернативной формы ведения хозяйственной деятельности (той или иной организационно-правовой формы для компании или вида договора для оформления сделки и пр.) – это вовсе не то же самое, что незаконное уклонение от уплаты налогов — искусственное создание видимости законопослушной деятельности для налоговых органов, если такая видимость скрывает реальную картину  — с неблагоприятными для налогоплательщика последствиями.

Никто не говорит о нарушении закона (да и особого практического смысла рассуждать об этом нет — хотя моральность некоторых законов и вызывает сомнения, вряд ли кому-то захочется отстаивать эту позицию, сидя за решёткой.

Имеется ввиду лишь нормальное управление финансами. Если компания благодаря методам налогового планирования получает больший доход – она станет и более конкурентоспособной, и ускорит темпы своего развития. А это приведёт к увеличению дохода и возможности трудоустроить большее количество работников, что —  в конечном счёте — повышает уровень жизни народа и наполняет государственную казну.

***

Никогда не было и, скорее всего, не будет в мире страны, в которой налоговая система была бы построена на принципах уважения к налогоплательщику.

Если бы эта статья писалась с целью воодушевить налоговых инспекторов, её можно было бы закончить такими словами:

—  нельзя утверждать, что плательщик имеет моральное право не платить налоги только потому, что за это не предусмотрены законодательные санкции;

—  социальные блага от государства получают или могут получать) все граждане – соответственно, избежание уплаты налогов (за счёт которых формируются эти социальные блага) вредит не государству или его аппарату, а непосредственно обществу – а значит, является аморальным поступком.

Но с другой стороны – почему плательщики должны отвечать за то, что законодатель принял «недоработанный» закон, оставив в нем пробелы, неясности или двусмысленности —  если это даёт новые возможности для бизнеса. Остальные обязательства перед казной при этом никто не отменяет.  Такое разумное «воздержание» от переплаты налогов в итоге «грозит» только экономическим ростом и повышением прибыльности – а, соответственно, и ростом поступлений в госбюджет (и – снова же — долг перед обществом выполнен).

Вспоминается народная мудрость: «Не проси больше, чем тебе нужно, и не давай больше, чем у тебя просят». А ведь в мудрости народа – проверенная жизнью вековая мораль.

Налоговая оптимизация или уклонение? Часть 2. Налоговое планирование: моральный аспект
Налоговая оптимизация – с точки зрения религии
Налоговая оптимизация – с точки зрения этики и философии права

Рубрика: Налоговое планирование | Добавить комментарий

Налоговая оптимизация – с точки зрения этики и философии права

Если говорить о «цивилизованной Европе» (к которой мы относим и себя), то в максимально упрощённом виде европейская культура представляет собой надстройку над двумя основными этическими системами – христианской, источником которой стала религиозная этика, и утилитаристской (прагматической), построенной на идеях либеральной философии XX-го века.

В обеих системах присутствуют элементы идеалов общественной солидарности и необходимости нести определённые обязательства «для общего добра».  Безусловно, в христианской этике они имеют большее значение. В утилитаристкой системе ценностей акцент сделан на идее общих выгод, источником и потребителем которых является само общество.

Среди «светских» подходов к вопросу о моральности налогообложения тоже можно выделить основные направления.

Теория общественного договора.

Согласие платить налоги – условие договорённости между государством и гражданами. Выбирая представителей власти, народ одновременно даёт своё согласие и на утверждённую ими систему налогообложения.

Но здесь сразу же возникают вопросы. Почему последующие поколения должны мириться с «навязанной» им существующей системой, если они её для себя никоим образом не выбирали. К тому же, это даже формально решение не всего общества, а (в лучшем случае) его большинства. И уже его избранники (даже не само «большинство»), по сути, заставляют всех граждан платить налоги. Более того – применяют для этого насилие (санкции за невыполнение).

Теория соответствия (или теория платёжеспособности)

Вспомним когда-то хорошо знакомое: «От каждого по способностям, каждому по потребностям».  Для сторонников этого подхода государство – благодетель, мудро и справедливо распределяющий полученные от людей (по принципу «кто сколько может») блага среди тех, кто в них нуждается.

Теория соответствия благ налогам – попытка найти компромисс между юридическим и моральным долгом. И, скорее всего — недостижимый идеал для общества —  ведь чаще всего граждане оплачивают – как бы «на перспективу» социальные блага (государственные программы), которых не «заказывали» и которых, в итоге, и не получают (или получают гораздо меньше, чем оплатили).

 Закон суров, но… несправедлив?

Как видно, оба направления – религиозная и «светская» этика – не отличаются единообразием подходов к вопросу о необходимости уплаты налогов. Сходятся они, пожалуй, лишь в одном: дань обществу считается моральной или неморальной независимо от юридических предписаний и их обязательности.

 Для налогоплательщиков понятия «законно» и «морально» часто сливаются. То есть, считается, что прописанная в законе норма по умолчанию должна быть нравственной и направленной на достижение общественного благополучия. Однако на практике всё может оказаться вовсе не так однозначно. Закон может устанавливать несправедливые налоги, моральные обоснования уплаты или неуплаты которых следует искать в других источниках.

Юридически сознательные граждане вынуждены смириться с откровенно несправедливыми платежами в казну (даже сегодня в разных странах мира существуют налоги на солнце, тень, «налог на гипс», на конфеты, домашних питомцев и на гражданский брак!) Но будут ли они выполнять в таком случае какое-либо моральное обязательство? Вряд ли кто-то ответит на этот вопрос утвердительно. Разве что речь идёт об обязательстве по поддержанию общественного порядка и законопослушания – но ведь в таких обстоятельствах оно будет противоречить принципам, на которые должен опираться закон (по крайней мере, в правовом государстве).

Налоговая оптимизация или уклонение? Часть 2. Налоговое планирование: моральный аспект
Налоговая оптимизация – с точки зрения религии
Платить или не платить?
Рубрика: Налоговое планирование | Добавить комментарий

Налоговая оптимизация – с точки зрения религии

Во всех исторических формациях государство и церковь в той или иной форме и степени сосуществовали, пытаясь – в большинстве случаев — повлиять «друг на друга». Теологи и философы разных эпох оценивали и продолжают оценивать механизмы власти с точки зрения этических категорий – морали и нравственности. Не обошли они стороной и систему налогообложения, на которую опирается любое из существующих (и существовавших ранее) государств.

Условно мыслителей и их концепции можно разделить на два основных «лагеря»:

I) «Против» налогов:

Некоторые примеры высказанных в разное время теорий:

—  В нравственном отношении обязательно платить лишь справедливые налоги, несправедливые такой «чести» удостаиваться не должны (при этом сторонники теории выделяют ещё и критерии, по которым определяется «справедливость» налога: легитимность власти, которая его ввела, цели и адекватное распределение между всеми плательщиками) (Мартин Кроу)

—  Обязанности платить налоги не существует вообще, и появляется она только в случае, если неуплата грозит проявлением насилия (Уильям Кролли).

 —  Призывать к возврату скрытых от государства доходов следует лишь в том случае, если сам прихожанин считает это необходимым.

 —  Если налоговое бремя слишком велико, неуплата не считается грехом (Мартино Боначина)

—  «Кесарю – кесарево», а народу – его собственное. Налоги можно рассматривать и как обычный грабёж – государство присваивает себе имущество своих граждан без их согласия.

II) «За» налоги:

—  Неуплата налогов – тяжкий грех (даже если государство не предъявляет требований по их выплате) (Вуа)

(К слову — пересмотренный недавно катехизис римско-католической церкви причисляет неуплату налогов к числу смертных грехов).

 —  Уклонение одних граждан от своего морального долга по уплате налогов приводит к увеличению налогового бремени для остальной части населения – что является несправедливым и, соответственно, аморальным (Девис).

 —  Как всегда, категоричен подход последователей Канта: что произойдёт, если все поступят одинаково – перестанут платить налоги, решив, что вполне справедливо не отдавать государству часть своего дохода? Наверняка в итоге пострадают все – не только «несправедливое» государство. А значит, уклонение безнравственно, как любой поступок, имеющий скверные последствия.

Налоговая оптимизация или уклонение? Часть 2. Налоговое планирование: моральный аспект
Налоговая оптимизация – с точки зрения этики и философии права
Платить или не платить?
Рубрика: Налоговое планирование | Добавить комментарий

Налоговая оптимизация или уклонение? Часть 2. Налоговое планирование: моральный аспект

Официальные СМИ активно «внедряют в умы» людей мысль о том, что что своевременная и полная уплата налогов по максимуму — священная обязанность всех граждан и юридических лиц, а собранные таким способом средства служат реализации общих (общественно полезных) целей. Но для большинства этот «долг» по-прежнему остаётся лишь неприятной и вынужденной мерой, а цели, на которые расходуются полученные суммы, кажутся далёкими и туманными.

Вдобавок к этому, в последнее время всё больше граждан и компаний склоняется к поиску и применению различных способов оптимизации налогообложения, отчего (как считают их менее «расчётливые» соотечественники) растёт налоговое бремя для остальной части населения.

В результативность борьбы с пробелами в законодательстве поверить сложно — ведь прикрывая одни нормативные «дыры», законодатели образуют новые – и так до бесконечности. Единственным идеальным (с точки зрения налоговиков) решением в этом случае мог бы стать добровольный отказ самих налогоплательщиков от использования подобных «прорех» (идеальный вариант, по-видимому – отказ от каких-либо оптимизационных методов и схем вообще!).

Однако здравый смысл, жизненные реалии и принципы защиты личных и экономических прав человека подтверждают не только несправедливость, нецелесообразность и экономическую неэффективность подобных мер, но и неправомерность их принудительного применения на практике. Право на приобретение и неприкосновенность частной собственности, свобода распоряжаться ею на своё усмотрение гарантируются законами каждого демократического государства.

Но такие рассуждения касаются больше юридической составляющей персональных обязательств гражданина. И если с конституцией и кодексами «договориться» проще, то как в таком случае ответить на вопрос совести: является ли уплата налогов моральным долгом (необходимостью) каждого сознательного члена общества?  Или она остаётся всё-таки лишь «навязанной» государственным аппаратом неприятной юридической обязанностью?

Подобный вопрос задают себе многие – в особенности те, кто, вкладывая силы и средства в развитие собственного дела, вынужден отдавать в казну существенную часть своего дохода. Каждый в такой ситуации принимает индивидуальное – решение. Именно оно и определяет последствия — положительные или отрицательные – выбранного способа действия.

Не оспаривая обязательств, возложенных на нас нормативными предписаниями государства, можно рассмотреть вопрос о необходимости уплаты налогов также с точки зрения религии, этики и философии права.

Налоговая оптимизация – с точки зрения религии
Налоговая оптимизация – с точки зрения этики и философии права
Платить или не платить?
Рубрика: Налоговое планирование | Добавить комментарий